Жорж Занд – Альфреду Мюссе

Жорж ЗАНД (1804-1876) развелась в 1831 г. с первым своим мужем, г. Дюдеван; встретилась с поэтом Мюссе; в и833 г. влюбленные посетили Италию, где началось между ними охлаждение; Жорж Занд увлеклась д-ром Пагелло, лечившим Мюссе во время горячки. Затем, она снова сходилась с Мюссе, но на короткое время. Их бурный роман нашел свое отражение в произведении Ж. Занд «Она и он».


Венеция, 12 мая 1834 г.


Нет, мое дорогое дитя, эти три письма не надо считать последним рукопожатием покидающей тебя возлюбленной, — это объятие верного тебе брата. Это чувство слишком прекрасно, слишком чисто и слишком нежно для того, чтобы когда-либо я захотела его лишиться. А ты, мой малютка, уверен ли ты в том, что никогда не порвешь с ним? Новая любовь не потребует ли от тебя этого условия? Пусть память обо ин не отравит ни единой радости твоей жизни, но пусть и эти радости не омрачат и не уничтожат моей памяти. Будь счастлив, будь любим. Да и как тебе не быть счастливым и любимым? Храни мой образ в потайном уголке твоего сердца, и заглядывай туда в дни печали, чтобы находить утешение или ободрение. — Ты не пишешь ничего о своем здоровье. Впрочем, ты говоришь, что аромат весны и сирени доносит­ся ветром в твою комнату, заставляя сердце твое биться любовью и юностью. Это признак здоровья и силы —  самый нужный из даров природы. Люби же, мой Альфред, люби по-настоящему. Полюби молодую, прекрасную женщину, еще не любившую, не страдавшую. Заботься о ней и не давай ей страдать. Сердце женщи­ны ведь так нежно, если это только не камень, и не ледышка. Я думаю, что середины не существует также как нет ее в твоей манере  любить. Напрасно ты ста­раешься огородиться своим недоверием, или укрыться за беспечностью ребенка. Твоя душа создана для того, чтобы любить пламенно или совершенно  очерстветь. Я не могу поверить, чтобы с таким запасом сил и юности   ты   мог  удариться  в священное постоян­ство*. Ты будешь выходить  из  него  постоянно  и безотчетно устремишь на недостойные объекты щедрый поток твоей любви. Ты повторял сотни раз — и как бы ты от этого не отрекался, — ничто не вытеснить этих слов: в мире есть только одна значительная вещь — любовь. Быть может — это божественная способ­ность, утрачиваемая и вновь обретаемая, которую надо культивировать или покупать ценою жестоких страданий и мучительных испытаний. Быть может, ты любил меня   мучительно   для   того,   чтобы   отдаться другой любви непосредственно и легко. Быть может, та, буду­щая возлюбленная, будет тебя любить меньше меня, но возможно, что она будет счастливее и более меня любима. В этих вещах столько необъяснимого, и Господь наталкивает нас на столь новые и неожидан­ные пути! Отдайся судьбе, не спорь с ней. Она не предает своих избранников. Она ведет их за руку к подводным  рифам,  где они должны научиться жизни, чтобы потом воссесть за пиршество, где будут отдыхать. Моя душа теперь успокаивается и надежда нисходит ко мне. Моя фантазия гаснет и устремляется исключительно к литературным вымыслам. Она покинула меня в реальной жизни, и уже не увлекает меня за пределы благоразумия и обычности. Но сердце мое остается и останется навсегда чувствительным и легко возбудимым, готовым непроизвольно сочиться кровью при малейшем булавочном уколе. В этой чувствительности  есть что-то  болезненное и  особен­ное, от чего не вылечишься в один день.


 


Впервые в моей жизни я люблю без страсти.


 


Ты еще до этого не дошел. Быть может, ты при­дешь к этому с другого конца. Быть может, твоя последняя любовь будет самой романической и самой юной. Но твое доброе сердце, — умоляю тебя, не губи его! Пусть оно участвует целиком или частью во всех твоих увлечениях, но пусть оно всегда играет свою благородную роль, чтобы ты мог когда-нибудь оглянуться назад и сказать подобно мне: Я много страдал, иногда заблуждался, но я любил. Это жил я, а не какое-нибудь выдуманное существо, — создание моей гордыни и скуки. Я пробовал играть эту роль в ми­нуты одиночества и тоски, но только ради того, чтобы примириться с одиночеством, а когда я бывал вдвоем, я отдавался как ребенок, я делался таким глупым и кротким, какими нас хочет видеть любовь.


 


 


Любовь – это счастье, которое дарят друг другу.


О Господи, о Господи! Я упрекаю тебя, — тебя, который столько страдал! Прости мне, мой ангел, мой воз­ любленный, мой горемычный. Я так страдаю сама, — не знаю, кого мне в  этом винить? Я жалуюсь Богу, прошу у него чудес: он их не дает, он, оставил нас. Что будет с нами? Следовало бы, чтобы один из нас был достаточно силен для того, чтобы любить, или для того, чтобы выздороветь от этой любви, но не обманывай себя, у нас нет этой силы ни на то, ни на другое, — ни у тебя, ни у меня. Ты веришь, что  можешь еще меня любить, потому что можешь надеяться утром на то, что отрицаешь вечером. Тебе двадцать три года, а мне тридцать один, и позади меня столько горя, столько страданий и слез! К чему идешь ты? Чего ты ожидаешь от одиноче­ства и обострения уже и теперь столь жгучих страданий? Увы, я чувствую себя безвольной и обессиленной, словно оборванная струна; вот, я катаюсь по земле вместе с моей разбитой любовью, словно с трупом, и страдаю так, что не в силах подняться для того, чтобы похоронить ее или призвать снова к жизни. А ты, ты хочешь жить, еще обостряя свои муки. Разве тебе недостаточно их такими, какие они есть? Что касается меня — я не думаю, чтобы существовало что-либо худшее моего теперешнего состояния.


Но ты еще надеешься? Ты, может быть, еще опра­вишься от этого? Да, я вспоминаю, ты говорил, что будешь сражаться и выйдешь победителем из борьбы, если только не погибнешь сразу. Да, это верно  — ты молод, ты — поэт, ты в расцвете сил и красо­ты. Попытайся же. А я — я умру. Прощай, прощай, я «е хочу тебя покидать и не хочу брать тебя снова. Я не хочу ничего, ничего. Я стою на коленях, вся разбитая, пусть не говорят мне ни о чем. Я хочу обнимать землю и плакать. Я не люблю тебя больше, — и обожаю тебя на­выки. Я не хочу больше тебя, — но не могу без тебя обойтись. Кажется, только одна небесная молния могла бы излечить меня, уничтожив. Прощай, оставайся, уезжай, но только не говори, что я не страдаю. Только это одно может заставить меня еще больше страдать, моя любовь, моя жизнь, мое сердце, мой брат, моя кровь, — уходи, но убей меня, уходя.





* Мюссе часто дразнили этим названием.

Top
Стихи о любви

Стихи о любви