Гейне — Камилле 3ельден

Генрих ГЕЙНЕ (1798-1856), знаменитый поэт, с 1848 г. прикованный к «матрацной могиле» тяжкой болезнью, незадолго до смер­ти влюбился в молодую девушку Камиллу Сельден, прозванную им «мухой»; ей посвя­щены многие стихотворения умирающего Гейне.


 


Милая, дорогая Mouche! Или, быть может, следует исходить от твоей именной печати и называть тебя по аромату твоего письма? В таком случае я дол­жен бы называть тебя очаровательной мускусовой ко­шечкой! Третьего дня я получил твое послание, и «му­шиные  лапки» вертятся все время у меня в голове, а, быть может, и в сердце. Прими мою сердечную благодарность за каждое доказательство твоей привя­занности. Перевод стихов превосходен, и я ссылаюсь на то, что говорил тебе по этому поводу перед тво­им отъездом. Радуюсь тому, что вскоре увижу тебя и напечатлею поцелуй на твоем милом личике. Ах, эти слова получили бы менее платонический смысл, если бы я еще был человеком. Но, к сожалению, я уже лишь дух; тебе, быть может, это приятно, мне же это отнюдь не подходит.


Французское издание моих стихотворений только что вышло и производит фурор. А те из моих стихотворений, которые еще не были напечатаны, как «Новая Весна», появятся лишь через два-три месяца в одном из последних томов французского изда­ния. Как видишь, я не терял времени. Да, я радуюсь тому, что снова увижу тебя, всем сердцем любимая Mouche! Восхитительная мускусовая кошечка, нежная как ангорская кошечка, каковую породу я всего больше люблю. Долгое время я предпочитал тигровых ко­шек; но они чересчур опасны, и поцелуи, которые они оставляли на моем лице, отнюдь не были приятны. Чувствую себя по-прежнему плохо; ничего, кроме не­приятностей, припадков  бешеной боли и ярости на мое безнадежное состояние. Мертвец, жаждущий самых пылких наслаждений жизнью! Это ужасно! Про­сти! Желаю, чтобы купанья помогли тебе и укрепили тебя. Сердечный привет твоего друга       Генриха Гейне.


Дорогое создание!


У меня сегодня ужасно болит голова, боюсь, что завтра будет продолжение. Поэтому прошу тебя не приходить завтра (воскресенье), а прийти лишь в по­недельник; разве только у тебя здесь будет дело, в каковом случае ты можешь очутиться в некото­рой опасности. Я был бы так рад видеть тебя, по­следний цветок моей печальной осени! Безмерно лю­бимое существо!


Остаюсь вечно, с глупою нежностью, преданный тебе


Г.Г.


 


Употреблю тотчас хорошенькие конверты, и целую милую ручку, которая так красиво надписала адрес. Я дурно провел ночь, кашлял так, что думал, что умру, и до сих пор не могу говорить. Благодарю за превосходную копию письма к г-же Р.


Привет, поцелуи. Я смеюсь от боли, скрежещу зубами, сойду с ума.


Г. Г.


 


Дорогая Mouche! Все еще страдаю головною болью, которая пройдет, по-видимому, лишь завтра (среда), так что я раньше послезавтра (четверг) не смогу увидать мою дорогую Муху. Какое горе! Я так болен! Mу brain is ful1 of madness, and mу heart is ful1 of sorrow. Никогда еще поэт не был несчастнее в полноте счастья, которое словно издевается над ним. Целую всю твою хорошенькую фигурку, но лишь мысленно. Мечты, вот все, что я могу предложить тебе, бедная девушка! До свиданья!


Г.Г.


Дорогая Mouche! Я простонал всю очень дурную ночь и почти теряю мужество. Надеюсь, что завтра услышу над собой твое жужжанье. При этом я сентиментален, как влюбленный мопс. Если бы всеми этими сентиментальностями я мог осыпать прелести г-жи Коревой! Но судьба отказывает мне и в этом наслаждении. Но, ведь, ты не понимаешь того, что я го­ворю, ведь ты еще дурочка.


Твой Гензерих I Король Вандалов.


Дорогая душа!


Я сильно страдаю, и страшно скучен. Мое правое веко захотело последовать примеру левого и не поднимается; я с трудом могу писать. Но я очень люблю тебя и часто о тебе думаю, мое сердечко. Рассказ отнюдь не показался мне скучным и много обещает для будущего. Ты не так глупа, как ка­жешься; но очаровательна ты выше всякого описания, и это меня радует. Увижу ли я тебя завтра? Еще не знаю; если мое болезненное состояние продолжится, то ты получишь контрприказ.


Я чувствую, что мною овладевает отвратительное плаксивое настроение. Сердце судорожно сжимается. Я хотел бы умереть или быть таким здоровяком, ко­торый не нуждается в лекарствах.


Скорбь, имя тебе-­


Г. Гейне.

Top
Стихи о любви

Стихи о любви