Г-жа Ролан — Леонарду Бюзо

Г-жа РОЛАН (1754-1793), выдающаяся деятельница в партии Жиронды, в письмах к члену своего кружка — Бюзо, писанных незадолго до казни из тюрьмы, отразила чистоту своих взглядов и пламенную лю­бовь к свободе. Она умерла геройской смер­тью на гильотине в 1896 г. Ее муж пять дней спустя после ее казни покончил с собой; труп Бюзо был найден в лесу -предлагают, что он отравился.


22 июня 1793 г.


Как часто перечитываю я твои строки! Я прижимаю их к сердцу, покрываю поцелуями. Я уже не надея­лась получить их. Напрасно старалась я узнать о тебе через г-жу Шолэ, писала раз г-ну ле-Телъе, в Эвре, чтобы подать тебе знак жизни, но почтовые сношения прерваны. Я не хотела ничего адресовать тебе прямо, ибо твоего имени достаточно, чтобы письмо было за­держано, и я бы могла тебя только этим скомпромети­ровать. Я явилась сюда спокойная и гордая, я лелеяла мечты и хранила еще некоторые надежды, касающиеся друзей свободы. Узнав об отдаче приказа об аресте «Двадцати двух», я воскликнула: «Мое отече­ство — ты погибло!» Я переживала мучительную тревогу, пока не уверилась в твоем побеге, теперь же я снова беспокоюсь по поводу выпущенного приказа о твоем аресте. Этою гнусностью они обязаны твоему мужеству, и только узнав, что ты в Кальвадосе, я снова обрела спокойствие. Продолжай свои благородные попыт­ки, мой друг. Брут в битве при Филиппах слиш­ком рано отчаялся в спасении Рима. Пока республи­канец дышит, пока он на свободе и владеет своим мужеством, он должен, он может приносить пользу. Юг Франции предлагает тебе, в случае на­добности, приют, — он будет служить прибежищем честным людям. Туда должен ты обратить свои взоры и направить шаги. Там тебе придется жить, ибо там ты сможешь быть полезным нашим единомы­шленникам, сможешь проявить свою доблесть.


Что касается меня, то я буду спокойно выжидать воз­вращения господства справедливости, или приму на себя последние насилия тирании в надежде, что и мой пример не пропадет бесследно. Чего бы я могла опасать­ся — это только того, чтобы ты не предпринял ради меня бесполезных попыток.


Мой друг! Спасая наше отечество, ты можешь спо­собствовать и моему спасению. Я охотно отдам свою жизнь, если буду знать, что ты деятельно служишь родине. Смерть, мучения, боль — не значат для меня ни­чего, я принимаю их вполне. Пусть будет так, — я буду жить до последнего часа, не потратив даже мгно­венья на беспокойство недостойного возмущения.


Друг мой! Твое письмо от 15-го написано в том мужественном тоне, по которому я узнаю твою свобо­долюбивую душу, занятую грандиозными проектами, возвышенную судьбою, способную на великодушные решения, на обоснованные требования, — по всему этому я снова узнала моего друга, и снова пережила все чув­ства, связывающие меня с ним. Письмо от 17-го очень печально. Какими мрачными мыслями кончается оно! Нет, в самом деле, разве важно знать, будет ли жить после тебя или нет известная женщина! Дело идет о том, чтобы сохранить твою жизнь и направит ее на благо отечеству, — остальное уже решит время.


Пусть совершится! Мы не можем перестать быть достойными тех чувств, которые мы внушали друг другу. С этим нельзя быть несчастным. Прощай, мой друг, прощай, мой многолюбимый!


_______


Из прощального письма 13 октября 1793 г.


(перед казнью)


И ты, которого я не осмеливаюсь назвать, ты, кото­рого когда-нибудь лучше узнают, ты, которому самая могучая из страстей не помешала чтить добродетель, — огорчишься ли ты тем, что я раньше тебя от­хожу в те области, где уже ничто не помешает нам быть вместе? Там безмолвствуют пагубные преду­беждения, произвольные отлучения, исполненные нена­висти страсти, и все виды тирании. Я отхожу и буду тебя ожидать в вечном покое. Оставайся еще здесь, на земле, если есть еще прибежище открытое для чест­ных, оставайся, чтобы изобличать несправедливость, изгнавшую тебя. Но если упрямая судьба устремит врагов по твоим следам, не потерпи, чтобы на тебя поднялась наемная рука, — умри свободным, как ты


умел жить, чтобы увенчать этим последним деянием высокую отвагу, которая поддерживает меня… Прощай… Нет, только с тобой я не расстаюсь… Нам покинуть землю, — значит только приблизиться друг к другу.

Отправить ответ

Уведомления
avatar
wpDiscuz
Top
Стихи о любви

Стихи о любви