Н. Г. Чернышевский — жене

ЧЕРНЫШЕВСКИЙ, Николай Гаврилович (1828 — 1889), писал эти письма жене своей, Ольге Сократовне, из ссылки, продолжав­шейся почти всю его жизнь (с 1862 г.), вклю­чая еще 7 лет каторги и 2 года крепости. Будучи человеком чрезвычайно высокого морального образа мыслей и нежно любя О. С. Чернышевский в письмах к жене старался всячески скрыть от нее тягости ссылки, а одно время совершенно прекратил ей писать, стараясь вычеркнуть себя из ее жизни, чтобы дать ей возможность выйти вторично замуж и снова обрести личное счастье. (См. его пись­ма к А. И. Пыпину).


 


18 апреля 1868 г. Александровский завод.


Милый мой Друг, Радость моя, Лялечка.


Каково-то поживаешь Ты, моя красавица? По Твоим письмам я не могу составить определенного по­нятия об этом. Вижу только, что Ты терпишь много неудобств. Прости меня, моя милая Голубочка, за то, что я, по непрактичности характера, не умел пригото­вить Тебе обеспеченного состояния. Я слишком безза­ботно смотрел на это. Хоть и давно предполагал воз­можность такой перемены в моей собственной жизни, какая случилась, но не рассчитывал, что подобная перемена так надолго отнимет у меня возможность ра­ботать для Тебя. Думал: год, полтора, — и опять жур­налы будут наполняться вздором моего сочинения, и Ты будешь иметь прежние доходы, или больше прежних. В этой уверенности я не заботился приготовить Независимое состояние для Тебя. Прости меня, мой милый Друг.


Если б не эти мысли, что Ты терпишь нужду, и что моя беспечность виновата в том, я не имел бы здесь Ни одного неприятного ощущения. Я не обманываю Тебя, говоря, что лично мне очень удобно и хорошо здесь. Весь комфорт, какой нужен для меня по моим грубым привычкам, я имею здесь. Располагаю своим временем свободнее, нежели мог в Петербурге: там было много отношений, требовавших церемон­ности; здесь, с утра до ночи, провожу время, как мне. Обо мне не думай, моя Радость; лично мне очень хорошо жить. Заботься только о Твоем здо­ровье и удобстве, мысли о котором — единственные важные для меня.


Я не знаю, собираешься ли Ты и теперь, как ду­мала прежде, навестить меня в это лето. Ах, моя милая Радость, эта дорога через Забайкалье пугает меня за Твое здоровье. Я умолял бы Тебя не подвер­гаться такому неудобному странствовании по горам и камням, через речки без мостов, по пустыням, где не найдешь куска хлеба из порядочной пшеницы. Лучше, отложи свиданье со мною на год. К следую­щей весне я буду жить уже ближе к России: зимою или в начале весны можно мне будет переехать на ту сторону Байкала, — и нет сомнения, это будет сде­лано, потому что все хорошо расположены ко мне. Вероятно, можно будет жить в самом Иркутска, —  или даже в Красноярске. Путь из России до этих городов не тяжел. Умоляю Тебя, повремени до этой перемены моего жилища.


Переехав жить на ту сторону Байкала, я буду близ­ко к администраторам, более важным, нежели здешние маленькие люди. Не сомневаюсь, что найду и в важных чиновниках полную готовность делать для меня все, возможное. Тогда, придет время писать для печатанья и будет можно воспользоваться множеством планов ученых и беллетристических работ, которые накопились у меня в голове за эти годы праздного изучения и обдумыванья. Как только будет разрешено мне печатать, — а в следующем году, наверное, будет, — отечественная литература бу­дет наводнена моими сочинениями. О том нечего и говорить, что они будут покупаться дорого. Тогда, наконец, исполнятся мои слова Тебе, что Ты будешь жить не только по-прежнему, лучше прежнего.


Не знаю, исполнит ли мою просьбу та дама, с которою я посылаю это письмо. Я просил ее, когда она приедет домой и будет иметь досуг, написать Тебе. Она приобрела мое уважение чрезвычайною неж­ностью к своим детям: никто никогда не видывал ее иначе, как ухаживающею за ними. Овдовев, она уезжает с ними на родину. Быть может, остано­вится на несколько дней в Петербурге. Если так, я просил бы своих друзей бывать у нее, чтобы из ее рассказов убедиться, как удобна моя жизнь здесь, и хороши мои отношения со всеми здешними.


Она не имеет состояния. Думает, если бы нашлась возможность, трудиться для детей. По своей любви к ним, она заслуживает полной симпатии. Быть мо­жет, у кого-нибудь и найдутся в ее краю знакомые, которые могут содействовать ей в этом. Она за­служила глубокое уважение у всех порядочных лю­дей здесь.


Милая моя Радость, верь моим словам: теперь уже довольно близко время, когда я буду иметь воз­можность заботиться о Твоих удобствах, и Твоя жизнь устроится опять хорошо. Здоровье мое крепко; уважение публики заслужено мною. Здесь, от нечего делать, выучился я писать занимательнее прежнего для массы; мои сочинения будут иметь денежный успех.


Заботься только о своем здоровье. Оно   един­ственное, чем я дорожу. Пожалуйста, старайся быть веселою.


Целую детей. Жму руки Вам, мои милые друзья.


Крепко обнимаю Тебя, моя миленькая Голубочка Лялечка.


Твой Н. Ч.


Будь же здоровенькая и веселенькая. Целую Твои глазки, целую Твои ножки, моя милая Лялечка. Крепко обнимаю Тебя, моя Радость.


* * *


29 апреля 1870 г.


Милый мой друг, Радость моя, единственная любовь и мысль моя, Лялечка.


Давно я не писал Тебе так, как жаждало мое сердце. И теперь, моя милая, сдерживаю выражение моего чувства, потому что и это письмо не для чтения Тебе одной, а также и другим, быть может.


Пишу в день свадьбы нашей. Милая радость моя, благодарю Тебя за то, что озарена Тобою жизнь моя.


Пишу на-скоро. Потому немного. На обороте пишу Сашеньке.


10 августа кончается мне срок оставаться праздным, бесполезным для Тебя и детей. К осени, ду­маю, устроюсь где-нибудь в Иркутске или около Иркутска и буду уж иметь возможность работать по-прежнему.


Много я сделал горя Тебе. Прости. Ты велико­душная.


Крепко, крепко обнимаю Тебя, радость моя, и целую Твои ручки. В эти долгие годы не было, как и не будет никогда, ни одного часа, в который бы не давала мне силу мысль о Тебе. Прости человека, наделавшего много тяжелых страданий Тебе, но преданного Тебе безгранично, мой милый друг.


Я совершенно здоров по обыкновению. Заботься о своем здоровье, — единственном, что дорого для меня на свете.


Скоро все начнет поправляться. С нынешней же осени.


Крепко, крепко обнимаю Тебя, моя несравненная, и Целую и целую Твои ненаглядные глаза.


Твой Н. Ч.


Благодарю Тебя, Саша, за Твои письма. Вижу, Ты становишься дельным человеком. Радуюсь на Тебя. Целую Тебя и Мишу.


* * *


11 октября 1872 г. Вилюйск.


                    Милый друг мой, Оленька,


Целую Тебя за Твои письма от 31 мая, 20 июня, 3, 13 и 19 шля. Ты выражаешь в них с достойным Тебя самоотверженным чувством любви намерение приехать сюда. Отвечаю, как можно короче, — в надежде, что краткость моего письма поможет ему поскорее дойти до Тебя, чем я очень дорожу.


Ты знаешь, что Твоя любовь ко мне — все счастье моей жизни. Стало быть, нечего говорить о том, желал ли б я, чтобы жить нам с Тобою вместе, если б это было возможно. Но возможно ли это, —  вопрос, который подлежит решению в Петербурге.


От кого зависит решение, я не знаю определительно. Полагаю, что для удовлетворительного решения необходимо внесете дела на Высочайшее усмотрение. Без того, нельзя решить вопроса так, чтобы Твое спокойствие подле меня было достаточно обеспечено.


Почему я так думаю, пусть будет все равно. Пусть будет довольно для Тебя знать, что я так думаю.


Умоляю Тебя, пощади себя. Не предпринимай по­ездки с такими недостаточными гарантиями, как в 1866 году. Заклинаю Тебя, пощади себя.


И если бы оказалось, что можно Тебе ехать жить со мною, то видеть Тебя здесь, — и не здесь только, но хоть бы где-нибудь е Якутской области, — хоть бы в самом Якутске,   было бы смертельным мучением для меня. Не подвергай меня такому страданию.


Но мне одному, — мужчине, — здоровому, — привык­шему жить в тех условиях, в каких живу, — мне здесь недурно. Это я говорю Тебе по совести: моя жизнь здесь достаточно хороша для меня.


Я совершенно здоров. Благодарю Сашу за его пись­мо. Целую его и Мишу.


Тысячи и тысячи раз обнимаю и целую Тебя, моя милая.

Твой Н. Чернышевский

Отправить ответ

Уведомления
avatar
Сергей Чернышевский
Сергей Чернышевский

Пожалуй, потрясен. Вообще всей этой ситуацией. Одно письмо в год! Вы сколько получаете и пишите писем, скажем, по электронке или по СМС в день? Я, например, десятки. И как долго Вы могли жить отдельно от любимого человека, сами оставаясь ЛЮБИМЫМИ? Я например максимально полгода (при том, что как минимум 1 письмо в 2 дня отправлял любимомоу человеку). А здесь?.. Ух, захватывает дух, как представлю, что за чувства. Что за переживания. Я сражен своим родственником

Джахонгир
Джахонгир

над моей чуствой Жестоко поступили растаптали все мои чуство что мне зделать подскажите ?

диана
диана

просто замечательные слова,проникнуты любовью и страстью к самому дорогому!!!

Мария
Мария

Джахонгир, учить русский язык прежде всего.

wpDiscuz
Top
Стихи о любви

Стихи о любви